Пушкинский центр > Гостевая книга

Гостевая книга

06.02.15 :: Ирина

Спасибо за удивительные, яркие, живые спектакли!Специально приезжаю из Нижнего Новгорода дважды в год получить удовольствие от представления. Творческих побед, успехов! А любовь и признание зрителей у вас уже есть.


29.01.15 :: Полина Воробей

26 января я посмотрела «Маскарад» и увидела совершенно новый спектакль. Наверное, во многом это связано с вводом на роль Нины прекрасной Наталии Байбиковой — роль эта просто предназначена для нее. Спектакль ожил, задышал, обрел совершенно иную степень обобщения, какие-то неловкие мизансцены, кажется, ушли сами собой. Наконец я увидела спектакль не про ревнивца и жертву, а про Арбенина и Нину, которые любят друг друга и про любовь, которая сильнее ревности. Если раньше Денис Волков играл Арбенина, который убивал Нину, потому что ее измена задевала его самолюбие, то теперь его Арбенин слишком любит Нину, чтобы оставить ее в живых, и эта борьба в нем напускного хладнокровия и любви в сцене смерти Нины — наверное, самый сильный момент спектакля. В финале этой сцены произошло нечто необъснимое, и оттого не менее прекрасное: Денис Волков, вплотную подойдя к первому ряду, глядя в зал, своей рукой медленно увел свет на осветительском пульте. Он сделал это одновременно как Арбенин и как актер, и на эти несколько мгновений возникло ощущение, что он перешел на совершенно иной уровень взаимодействия с играемой ролью — не вживание, а одновременное сосуществование актера и персонажа. Только что Арбенин на коленях плачет возле убитой Нины, а в следующее мгновение как бы говорит «Мы же в театре. Это все иллюзия. Свет выключается на пульте». И актер с интересом наблюдает за персонажем, сочувствуя ему. Алексей Девотченко рассказывал про это странное ощущение, когда вдруг понимаешь, что не знаешь, что твой герой сделает в следующую секунду, и, играя, в то же время смотришь на него со стороны. Подобное раздвоение, кажется, произошло в этот момент и с Волковым, и, на уровне парадокса, этот абсолютно брехтовский прием в его исполнении отразил всю глубину переживаний Арбенина.
Как и Офелия в „Гамлете“, Нина — не наивная девочка, какой ее обычно играют, а личность сложная и противоречивая, и сразу понятно, что Арбенин полюбил ее не просто за юность и чистоту, а именно за эту противоречивость, непокорность, способность дать ему отпор. Как и Арбенин, Нина чужда высшему свету, в ней нет подлости, двуличности, а есть достоинство, аристократизм, внутренний стержень, высота духа.
В партнерстве с Наталией Байбиковой еще интереснее стала Баронесса Штраль в исполении Марии Егоровой, которая на первых спектаклях казалась самым интересным и неоднозначным персонажем этой истории. Она — не сплетница и не интриганка, а женщина с железной волей, внезапно полюбившая и оказавшаяся слабой. И борьба принципов и любви, противоречащей этим принципам, делают героиню неожиданно объемной и неходульной.
Вообще большое достоинство спектакля — глубокая психологическая проработка всех, даже второстепенных ролей. Чего стоит слуга в исполнении Павла Хазова — простой и мудрый, все понимающий и сочувствующий.
Очень радостно, что спектакль изменился до неузнаваемости, стал глубже и продуманнее. Остается пожелать только не останавливаться на достигнутом.


13.11.14 :: Св. Королева

«Это я, Батюшков!»

«И горесть сладостна бывает:
Он в горести – мечтает»

Когда весной этого года на своем творческом вечере в Доме-музее Анны Ахматовой Печкысев пообещал скорую премьеру своего моноспектакля по стихам и письмам К. Батюшкова, меня это, мягко говоря, удивило. Почему Батюшков? Зачем Батюшков? Конечно, талантлив. Разумеется, большой умница. Да, прожил необычную жизнь. Но ведь он такой сложный, «древний», в стихах использовано множество имен из мифологии, затрудняющих понимание постоянными отсылками к сноскам. Батюшков и «с листа» читается не просто, а уж на слух тем более воспринимается тяжело. Ведь не зря его никогда не ставили на сцене. Что задумал Печкысев?

После «Ворованного воздуха» (по стихам и «Четвертой прозе» Мандельштама) – нервного, острого, при этом изысканного и безупречно логичного – что можно сделать с относительно небольшим поэтическим наследием и письмами писателя, жившего две сотни лет назад, причем половину жизни пребывавшего в состоянии безумия? Представлялись технические штучки (признаю такую слабость) вроде проектора и экрана с текстами стихотворений, чтобы можно было воспринимать их одновременно зрительно и на слух. Или непривычно пухлая программка с напечатанными стихами. Напрасно выдумывала. Всё, что происходило в этот вечер в самом маленьком (каминном) зале анфилады особняка Кочневой, было органично, цельно и понятно, вполне в духе «Пушкинской школы» в целом и Печкысева в частности.

Образ Батюшкова, созданный артистом, разнотонален и пластичен – от жалобы на творческий кризис до гневной тирады против войны, от милой самоиронии до страстных посланий к далекой возлюбленной, от величавой торжественности до истинной простоты.

Заключенный в темницу душевной болезни, Батюшков в редкие минуты просветления выказывает такое смирение, на которое способен только духовно сильный, умный, одаренный человек, полный тепла и доброты, и поэтому всё в этой светлой, трогательной постановке подчинено любви и прощению. Стихи и письма не просто звучат от сердца, в них в равной степени слышны и Батюшков, и Печкысев, с его собственной эмпатией, которая в полной мере передается зрителю.


04.09.14 :: Наталья

Замечательный спектакль "История пугачевского бунта"!Все актеры играют просто замечательно!Нам с дочкой очень понравилась музыкальная канва спектакля-казачьи песни завораживают...С удовольствием придем к вам еще!


10.07.14 :: Светлана

Очень красивый, музыкальный, эмоциональный, смешной и нарядный спектакль - "А. С. Пушкин. Сказки". Необычная версия известных произведений в исполнении любимых актеров. Балда, Бесенок, Старуха, Царь Додон, Звездочет, Петушок... - очень яркие, подвижные персонажи. Великолепная режиссура и гениальное исполнение. Словом, еще один отличный спектакль в репертуаре "Пушкинской школы". С чем всех нас и поздравляю!))))


10.07.14 :: Светлана

«История русского бунта» - спектакль-нокаут. Наэлектризованный до предела, дикий и элегантный, громогласный и нежный. Глубокие, сложные характеры, чистые, неподдельные чувства. Прекрасная работа. Искренне благодарю.


24.02.14 :: Марина

Господин Режиссёр и господа Артисты, низкий поклон вам за спектакль "Маскарад"! Час сорок просидела не шелохнувшись, кажется, и не дыша. К сожалению, был только один букет. В следующий раз принесу больше. Пожалуй, не слишком понравилась режиссёрская трактовка образа Нины Арбениной, но... хозяин - барин! Весь спектакль смотрится на одном дыхании. А маски! Как хороши маски! Каждая - личность!Сразу же нашла среди них замечательную Марину Канаеву. Боже, ну до чего же у неё богатая,великолепная мимика!! Отдельное спасибо Григорию Печкысеву: какой страстный, мучающийся, ищущий Афанасий Павлович... Репетилов, Стародум. а теперь и Казарин - прекрасные работы! Ещё раз низко кланяюсь! С бесконечным уважением к вашему таланту, Марина Алексеевна.


19.02.14 :: Трунов Олег

Хотелось бы узнать поподробнее о новом двухтомнике "Играем Пушкина", о чём было сообщено на конференции в Пушкиногорье.
oleg-trunov@mail.ru


06.02.14 :: Анна

   Уже в который раз смотрю "Гамлета", а спектакль раз от раза все лучше и лучше. В то время, как авангардные режиссеры идя по пути разрушения, переворачивают классику с ног на голову и упрощают шекспировский текст до уровня уличной лексики, Владимир Рецептер выбирает созидательный путь и терпеливо "выращивает" своих актеров на классике, а потому спектакль со временем становится только лучше. 
   Прекрасен и лиричен Денис Волков в роли Гамлета. Назначение Волкова на эту роль может показаться неожиданным - совсем не трагик, одновременно и лирик, и комик,  и неврастеник, он весь словно соткан из противоречий: его неуправляемая фарсовая составляющая прорывается в самые неожиданные моменты и соседствует в нем с лирикой, сквозь сдержанность то и дело прорывается внутренний хаос героя: Гамлет, не рассчитывая своих сил, в гневе бросает Офелию на пол, кричит, и его раскатистое "р" - как раскаты грома над бедной Офелией. Но в моменты особенной проникновенности слишком старательно артикулированной речи Волкова приходит на смену тихая певучесть надломленно-дрожащего голоса подростка, вот-вот готового заплакать, и адресованный Лаэрту язвительно-пародийный монолог у могилы Офелии наполняется пронзительной лирикой. Именно эта противоречивость и делает Гамлета Волкова современным, и в то же время из нее возникает неожиданный внутренний сюжет - актер претерпевает духовную эволюцию вместе с героем, облагораживаясь классическим текстом. И в финале мы видим тихого как голубь, мудрого и смиренного, мужественно переносящего удары судьбы Гамлета, умирающего с улыбкой на губах. Волков в финале поднимается до трагической высоты.
    Полоний, Офелия, Розенкранц и Гильденстерн в спектакле Рецептера - не предатели и не дураки, а драматические герои, искренне пытающиеся помочь Гамлету, и погибающие не в результате справедливого возмездия, а по вине трагического заблуждения Гамлета. У каждого своя правда, нет в спектакле ни святых, ни злодеев. 
  Из бережного и умного отношения к классике рождается спектакль, сотканный из тонкого поэтического кружева, живой и созвучный сегодняшнему дню, спектакль, делающий актера и зрителя лучше. Спасибо вам за это.


17.09.13 :: Малявина Н.Л.

Здравствуйте, уважаемый Театр: актеры, художественный руководитель, все помощники сцены – здравствуйте Все!
Театр и зрители – странное единство, которое держится какой-то несказанной связью, может быть, поэтому она и очень дорога, эта связь – «мысль изреченная есть ложь». Вы оставляете свободу взаимопонимания, и никто не сомневается, что оно есть. Стоит посмотреть со стороны на лица зрителей во время действия, почувствовать степень сопереживания действиям актеров, реакцию от искренних слез до несдерживаемого смеха, вспомнить аплодисменты, которые прекращаются только потому, что мы понимаем, как должны были устать, изнемочь актеры от такой работы.
Большое спасибо вашему Театру за интеллектуальный труд, который вы делаете. Вы полностью оправдываете ответственность, которая заложена в названии «Пушкинская школа». Тактичное, бережное, вдумчивое отношение к слову, к текстам – редкая отличительная черта современного театра. Ваша способность, талант вычитывать смыслы в классических текстах, нести их зрителю как актуальнейшие – это высшее мастерство. После ваших спектаклей становится близким само понятие «классика»: это мое и наше для каждого и навсегда.
Мы возвращаемся в ваш театр за новыми переживаниями, за открытием самих себя, полностью доверяя вам. Внутренняя культура, количество вложенного труда, молодая энергия, любовь к делу, сотрудничество, сотворчество все это чувствуем мы, зрители, поэтому возвращаемся еще и еще раз.
Еще одна отличительная черта вашего театра – мы, зрители, которых вы воспитываете. Большинство театров об этом заботятся мало. В вашем зале случайных людей практически не бывает. Здесь нет ротозеев, и это тоже ваша заслуга. Настрой на одну волну преумножает эффект воздействия.
Я намеренно не говорю отдельно о каждом спектакле. Это было бы, вероятно, приторно восторженно, хотя с моей стороны ручаюсь, искренне. Здесь каждый спектакль сделан для зрителя. Нет самолюбования, вычурного эстетства, «интерпретаций» и прочих чудинок ради. Спасибо.
И еще раз восторг и преклонение перед труппой, способной на такую самоотдачу!

Малявина Надежда Леонидовна, преданный зритель театра. «Пушкинская школа».



Оставить запись